March 8th, 2015

Мы победили!

Военные НАТО "просачиваются" на Украину. И начинает просматриваться дальнейший сценарий

Оригинал взят у v_tretyakov в Военные НАТО "просачиваются" на Украину. И начинает просматриваться дальнейший сценарий
Страны НАТО начали ввод своих военных инструкторов и военной техники на территорию Украины.
Киев объявляет об увеличении численности украинской армии.
Киев проводит (под прикрытием отвода тяжёлых вооружений) новую концентрацию тяжёлых вооружений.
Украина минирует мосты (причём прямо под живыми людьми) на границе с Крымом.
Несколько военных кораблей НАТО входят в Чёрное море.
Это то, что уже происходит.

Надеюсь, никто не сомневается, что нынешний киевский режим (или, во всяком случае, многие конкретные лица, занимающие посты в спецслужбах и вооружённых формированиях Украины) способны на любую провокацию.

Далее взрывается мост (на границе с Крымом или любой другой). Или происходит "теракт" на одной из украинских АЭС. А скорее всего, и то, и другое одновременно. И ещё на границе Украины с Приднестровьем.
Порошенко срочно обращается к НАТО с просьбой помочь. И военные "инструкторы" из НАТО (численность которых уже достигает нескольких сотен), естественно, срочно перебрасываются охранять АЭС и на границу с Крымом и на границу с ДНР и ЛНР, а также на российско-украинскую границу на востоке.
Естественно, в такой ситуации нужно увеличить "помощь" Украине... Посему на Украину вводится ещё несколько "групп военных инструкторов"из стран НАТО.

Этого пока не произошло. Но все "объективные" и субъективные условия для этого созданы.

Мы победили!

Женское лицо украинского фашизма

Оригинал взят у pravdoiskatel77 в Женское лицо украинского фашизма
Cкандально известная сторонница неонацистской партии ОПГ «Свобода» Юлия Митрофанова, долгое время использовавшаяся в качестве лица партии во всех акциях всеукраинского значения, замечена в новой ипостаси.

Под девизом «Зігуй! Бунтуй! Дискримінуй!» в социальных сетях ВКонтакте и Facebook Митрофанова активно пропагандирует идеи нетерпимости, насилия, расовой чистоты и этнического превосходства, но уже в статусе активистки так называемого ГО «Українки».

Гражданская организация рекомендует себя как «Білі, Сильні, Агресивні», отрицает свою причастность к ОПГ «Свобода» и почему-то стесняется отождествления с «Femen». Профиль организации в социальных сетях содержит следующую информацию о проекте: «Ми не "Фемен", ми не "Свобода", ми – правий незалежний жіночий рух "Українки"! МИ - представниці ТИТУЛЬНОЇ НАЦІЇ, тому, панове українофоби та псевдо-націоналісти, не плекайте даремних надій. В Україні ще є українки, які будуть боротися за етнічну індентичність, расову чистоту та ідеї нації, і рано чи пізно вони дуже гучно заявлять про себе, відкинувши в бік ліберальних нероб та паразитів-чужоземців! 88!!»

И вправду, благодаря пергидролю и моветону сочетать цветочные венки с продукцией современного китайского легпрома, красавиц нетрудно перепутать с «Femen». Тем более что Юлия Митрофанова, кроме страсти к русской матерной речи и алкогольным возлияниям, известна и участием в акциях этого эпатажного объединения.

В действительности, ГО «Українки» это дочерний проект Сумского отделения ОПГ «Свобода». Он состоит из членов партии и сторонников ВОС, размещается в офисе Сумской ВОС, все мероприятия организовывает совместно с ВОС и финансируется руководителем Сумской ВОС – народным депутатом Игорем Мирошниченко. Фотоальбомы организации содержат изобилие символики ОПГ «Свобода». Среди снимков можно встретить фотографии участниц с секретарем сумского отделения партии Юлией Левченко, с Игорем Мирошниченко и с множеством соратников разного ранга.

Очевидно, Игорь Мирошниченко не устаёт вдохновляться опытом германского нацизма и экспериментирует с созданием украинского аналога национал-социалистической женской организации, множество которых функционировало во времена Третьего Рейха. Некоторые из них, к примеру, «Немецкие женщины» формально не были подчинены НСДАП, но являлись контролируемой партией организацией. Имперский руководитель женщин рейхсфрауенфюрерин Гертруда Шольц-Клинк концентрировалась на нравственно-воспитательной работе, распространении среди немецких женщин идей национал-социализма и обеспечении среди них лояльности к лидерам партии.

А теперь немного приобщимся с женскому облику украинского фашизма:

Титульная страница Вконтакте:


Collapse )


  • lnrx

Котыч разоблачил очередной миф о Стрелкове

Оригинал взят у friend в Котыч разоблачил очередной миф о Стрелкове


У Гиркина есть две ипостаси: легендарный нишагуназадбежимвростов «Стрелков» и обитатель форума антиквариатов «Котыч». Эти ипостаси систематически вступают в конфликты друг с другом и с Гиркиным. Например, сегодня Котыч вдруг обрушился на один из краеугольных мифов о Стрелкове:
Collapse )
Мы победили!

(no subject)

http://www.odnako.org/blogs/s-treskom-provalivsheesya-gosudarstvo/
==============================================
треском провалившееся государство
Украинские элиты, получившие после раздела постсоветского наследства всё необходимое для успешного государственного строительства, своими разрушительными действиями довели страну до катастрофы.
Идеальные стартовые условия

Политика и история не детерминированы. И «проект Украина», доживающий последние месяцы, не был обречён изначально.

Внезапно возникшая страна обладала десятой экономикой мира. На её территории располагалось 40% мощностей советского ВПК и 60% тяжёлой промышленности. Развитое сельское хозяйство позволяло не только полностью обеспечить продовольственную безопасность государства, но и активно экспортировать продукцию аграрного сектора. Сеть железных и шоссейных дорог, магистральных трубопроводов, несколько крупных незамерзающих портов не только удовлетворяли потребности собственной внешней торговли, но и обладали практически неограниченным транзитным потенциалом. На Украине проживали 52 млн человек, в 1991–1992 годах демографическая динамика ещё была позитивной, страна обладала высококвалифицированными трудовыми ресурсами, системой подготовки кадров для промышленности и сельского хозяйства, высокоразвитой научной базой. Охраняла всё это добро миллионная группировка Советской Армии — самая крупная в СССР, вооружённая новейшим оружием, так как располагалась на острие потенциального главного удара.

Украина в момент обретения независимости имела значительно больше, чем было необходимо для строительства успешного государства. Более того, ей ещё и благоприятствовала геополитическая обстановка. У неё не оказалось сильных врагов или даже серьёзных конкурентов. Наоборот, в 1992 году украинское политическое руководство с удовлетворением констатировало отсутствие внешних угроз. Отношения со всеми соседями были дружественными, а крупные мировые игроки сами стремились установить с Киевом хорошие отношения. Напомню, что в 1994–1996 годах родился формат G7+, который использовался исключительно для отношений с Москвой (G7 + Россия) и Киевом (G7 + Украина). Правда, российский формат позднее перерос в полноценную G8, а украинский растворился во времени и пространстве, но в средине 90-х они ещё были идентичны.

Была небольшая проблема: Украине не хватало собственных энергоносителей для обеспечения потребностей промышленности. Впрочем, не всех, а нефти и газа. Несмотря на достаточно высокий уровень собственной добычи — 4–5 млн тонн нефти (столько же, сколько и Румыния) и 20 млрд кубометров газа в год (больше, чем Азербайджан), — Украина покрывала только пятую часть своей потребности в нефти и четвёртую в газе. Теоретические возможности нарастить собственную добычу существовали, но не были использованы. Равно как не была использована и возможность значительно снизить уровень энергопотребления промышленности.

Тем не менее недостающие объёмы газа и нефти традиционно поставляла Россия. С учётом того, что 60–80% транзита российских энергоносителей в Европу в 90-е годы обеспечивала украинская трубопроводная система, договориться о взаимовыгодных условиях поставок было несложно. Что, собственно, и сделал Кучма, заключивший в 2002 году десятилетний контракт с «Газпромом» о поставках газа по фиксированной цене — 50 долларов за тысячу кубометров. Контракт должен был действовать до 2012 года и обеспечивал украинской промышленности огромные конкурентные преимущества на мировых рынках, которые с каждым годом (с учётом быстрого роста цены нефти и газа) должны были только нарастать.
Реклама
Создание сайта под ваши задачи

Значительный внешнеполитический и экономический потенциал Украины определялся ещё и тем, что в наибольшей степени её внешняя торговля и эффективность работы её промышленности находилась в зависимости от российских энергоносителей, российских рынков и во взаимодействии с российскими смежниками. Россия в течение 1992–2002 годов пережила политический кризис 1993 года, едва не вылившийся в полномасштабную гражданскую войну и надолго расколовший общество, две чеченские вой-ны, а также дефолт 1998 года. Будучи погружённой во внутренние проблемы, осложняемые нарастающими геополитическими противоречиями с евроатлантическими партнёрами, Москва нуждалась в минимальной политической лояльности Киева (более чем на нейтралитете Россия не настаивала) и готова была платить за это (и платила) серьёзными экономическими уступками.

Когда сегодня в Москве говорят о примерно 35 млрд долларов, безвозмездно вложенных Россией в украинскую экономику, речь идёт лишь о том, что можно подсчитать. Это подарки в виде сниженных цен на энергоносители, а также льготных кредитов и вложения средств в совместные проекты. Потери России от предоставления украинским товарам режима наибольшего благоприятствования на российских рынках и других косвенных форм поддержки украинской экономики подсчитать в принципе невозможно (эксперты называют суммы 200–300 млрд долларов, но это умозрительная оценка).


Против тренда

Как же при всей этой благодати Украина дошла до жизни такой, что ужасный конец представляется предпочтительным в сравнении с ужасом без конца?

Много говорят о коррумпированности элиты, буквально разворовавшей страну. Но тут же возникают встречные вопросы: почему 52 млн человек с упорством, заслуживающим лучшего применения, выдвигали именно таких управленцев? Почему при всей разнице методов руководства и сложившихся традиций российской, белорусской и казахстанской элит для них словосочетание «государственный интерес» несёт ясную и однозначную смысловую нагрузку, в то время как для украинских правителей это в лучшем случае что-то из области запредельного? В худшем же ссылка на государственный интерес на Украине — не более чем средство обмана собственного народа. Как вышло, что миллионы радостно соглашались быть обманутыми, обобранными, лишёнными будущего ради неких чуждых и далёких им символов — символов, не имеющих ничего общего ни с советской цивилизацией, из которой они вышли, ни с цивилизацией европейской, в которую они якобы мечтали влиться, а главное — с реальной жизнью?

С моей точки зрения, ответ на все эти вопросы даёт единственное существенное и хорошо заметное отличие принципов государственного строительства, принятых на Украине, и тех, которыми руководствовались российская, белорусская и казахстанская элиты. В трёх последних случаях строились государства граждан. В Белоруссии националистические партии влачат жалкое полумаргинальное существование. Только в последние три-четыре года у официального Минска начал проявляться спрос на лояльный «государственный национализм», который, с одной стороны, противопоставляется национализму оппозиционному, а с другой, должен создать белорусским властям точку опоры для микширования определяющего российского влияния в ЕАЭС.

В Казахстане существовал и существует довольно сильный казахский национализм, который, впрочем, не оформлен структурно (партийно) и проявляется скорее на бытовом уровне и на уровне отдельных бюрократических группировок. Но опытнейший Нурсултан Назарбаев с первых же дней существования независимого Казахстана чётко определил именно казахский национализм в качестве главной угрозы стабильности, территориальной целостности и самому существованию страны. Была принята концепция строительства не казахского, а казахстанского государства. Националистам пришлось удовлетвориться доминированием «национальных кадров» в политике и бизнесе. Но это доминирование не было абсолютным, а права инонационального, в первую очередь русского (русскоязычного, русскокультурного), населения были закреплены законодательно. Что касается России, то русские националисты до сих пор активно публично страдают по поводу того, что имперский дискурс в российской политике так и не сменился национальным, то есть опять-таки Россия строилась не как государство русских, а государство вначале россиян, а в последние годы – Русского мира.

Таким образом, Москва, Минск и Астана добились внутренней стабильности на основе межнационального компромисса, обусловившего отказ от националистической политики. Адекватная внутренняя политика сделала возможной и конструктивную компромиссную политику внешнюю. Несмотря на все проблемы и противоречия, Россия, Белоруссия и Казахстан с середины 90-х годов шли по пути реинтеграции постсоветского пространства на новых политических, экономических, идеологических основаниях.

Украинское государство с первых дней своего существования начало создаваться как государство «титульной нации». Приоритет был отдан именно национальному строительству, а слова, приписываемые графу Кавуру: «Мы создали Италию. Теперь мы должны создать итальянцев», — трансформировались украинскими националистами в «Мы создали Украину. Теперь мы должны создать украинцев». Вместо концепции равенства граждан была принята концепция «позитивной дискриминации», когда необходимость приоритета всего «украинского» объяснялась веками «угнетения».


Союз постсоветских бюрократов и националистов

Украинские националисты с первого же дня государственного строительства на Украине оказались в состоянии когнитивного диссонанса, когда декларируемые ими цели кардинально расходились с применяемыми средствами и реальными намерениями. Проще говоря, они напропалую лгали, прекрасно понимая, что, если скажут правду о своих целях, их не только к власти не допустят, но и из политики вышвырнут. Причём сделал бы это сам народ Украины, который в начале-середине 90-х годов ещё сохранял высокую постперестроечную активность и не был управляемой массой, в которую постепенно превратился к началу нулевых годов.

Следует отметить, что последовательные националисты, выступавшие с данных позиций ещё до падения советской власти, националисты, которые имели право сказать, что за украинскую независимость они боролись, составляли в украинской политике начала 90-х исчезающе малую величину. Степан Хмара, Левко Лукьяненко, Вячеслав Чорновол и братья Горыни — вот, пожалуй, и все их знаковые лидеры. Организации вроде Украинской национальной ассамблеи (УНА) и Украинской народной самообороны (УНСО) были маргинальны и малочисленны. «Народный рух Украины за перестройку», даже трансформировавшись в «Народный рух Украины», позиционировал себя как широкое общедемократическое движение (хоть и с национальным оттенком). До начала партийной структуризации это было аморфное политическое объединение, в котором радикальные националисты соседствовали с бывшими коммунистическими конъюнктурщиками (вроде Яворивского или Павлычко), а также с либеральной интеллигенцией.

При этом избиратель не особенно жаловал националистов, набиравших на выборах 20–25% голосов (в среднем по стране). Реальную поддержку националистические политические силы получали только в трёх галицийских областях (Львовской, Тернопольской, Ивано-Франковской). В остальных регионах, даже на Западной Украине, они собирали менее 50% голосов избирателей, а в областях Новороссии — не более 5–10%. В таких условиях националисты должны были либо уйти в глухую оппозицию без каких-либо перспектив, либо найти себе сильного союзника. И такой союзник нашёлся.

Бывшие партийные и советские руководители УССР, отрёкшиеся от своего прошлого ради сохранения должностей, в это время находились в состоянии поиска идеологии, которая могла бы обосновать их право на власть. От коммунистической идеологии они уже отказались, реинтеграционная риторика их пугала. Они считали, что восстановление единого государства приведёт к реставрации контроля Москвы над провинциальными элитами и резко ограничит их возможности распоряжаться сосредоточенной на территории Украины собственностью, в том числе бывшей общесоюзной. В какой-то степени злую шутку с Украиной сыграло именно доставшееся в наследство от СССР богатство. Казалось, что оно неисчерпаемо, и украинская элита была озабочена его охраной от бывших коллег, получивших меньше. Любые интеграционные инициативы воспринимались не как попытка наладить выгодное всем взаимодействие дополняющих друг друга экономик, а как покушение соседних республиканских элит на доставшееся украинской элите добро.

Здесь объективно совпали интересы украинской компартийной номенклатуры и украинских нацио-налистов. Националисты желали в русской стране, каковой была Украина в начале 90-х, построить нерусское (тогда ещё об антирусском речь не шла) государство. Бывшей компартийной верхушке необходимо было собственное государство для гарантии её права на грабеж доставшейся от СССР собственности. При этом, поскольку интеграционные процессы на постсоветском пространстве не могли не завязываться на Москву (традиционный политический центр + территория, объединяющая европейские и азиатские республики + неограниченный сырьевой ресурс), Россия оказывалась объективным противником как националистов, так и государственной бюрократии. Отсюда востребованность мифа о вечно угнетённом народе, который веками боролся (ясное дело, с Россией) за свою свободу. Отсюда же рождался и миф о евроинтеграции как столбовом пути развития Украины. При этом реалистичность евроинтеграционных проектов украинских политиков не волновала: главное было обосновать отказ от участия в постсоветских интеграционных проектах, указать другое направление.

Блоку бюрократов и националистов действительно удалось отодвинуть влиятельных левых (социалистов и коммунистов) от определения государственной политики. Здесь сыграли свою роль и обусловленные карьерными соображениями лидеров дрязги между КПУ и СПУ, и контроль власти над государственным аппаратом, и некоторая разочарованность населения в левой идеологии (Союз распался только что). В результате бюрократы получили контроль над экономикой и финансами и возможность беспрепятственно обогащаться, а националистам была дана в кормление гуманитарная сфера (культура, наука, образование).


Национал-олигархический симбиоз

За двадцать лет националисты не просто обработали в нужном идеологическом духе два поколения учащихся, состоялась инфильтрация нацио-налистических идеологов всюду, где предполагалось наличие какого-то воспитательного процесса, в том числе в армию, структуры МВД, СБУ, в целом в силовые структуры.

Первоначально украинский национализм подавался в мягком варианте. В частности, до конца 90-х националисты признавали неоднозначность практики бандеровской Украинской повстанческой армии (УПА), отделяя её от Организации украинских националистов (ОУН) как от чисто политической организации, они даже публично осуждали деятельность во время Великой Отечественной войны батальонов «Роланд», «Нахтигаль», дивизии СС «Галичина», шуцманшафт-батальонов, укомплектованных украинскими националистами. Тогда не могло быть и речи о признании Бандеры и Шухевича не только героями Украины, но сколько-нибудь позитивными политическими фигурами.

Лишь постепенно, с выходом на политическую арену новых поколений, акценты менялись. Этому способствовало и то, что Россия, погружённая в решение внутренних проблем, отказалась от борьбы за украинское информационное пространство. К середине 90-х годов с Украины оказались вытеснены российские телеканалы, а к концу 90-х — началу 2000-х и российские печатные издания. Украинская пропагандистская машина, не слишком эффективная и лишенная интеллектуальной составляющей, в условиях информационной монополии оказалась достаточно действенным средством. Конечно, желающие могли достаточно легко получить альтернативную информацию, но ведь большая часть населения политические новости всегда получает из наиболее доступных источников.

По мере готовности почвы украинский национализм становился всё более радикальным, постепенно превращаясь в откровенный нацизм. Статусные, «цивилизованные» националисты уже с начала нулевых (ещё до Ющенко) прекратили демонстративно воротить нос от нацистских боевиков. Они быстро нашли оправдание радикальности маргиналов. Оказалось, боевики потому нацисты, что обижены на то, что сохраняются советские символы, на то, что большая часть населения празднует 9 Мая, разговаривает по-русски и не торопится признавать в доживших до наших дней благодаря сталинскому гуманизму бандеровских живодёрах героев.

На каком-то этапе, в начале 2000-х, бюрократия, озабоченная подрывом социальной базы левых путём приватизации (в России происходили схожие процессы), вырастила олигархию. Теперь уже не бюрократы назначали миллионеров, а миллиардеры покупали целые фракции, министров, премьеров, президентов. Бюрократически-националистический консенсус сменился олигархически-националистическим, к этому же времени ситуация на Украине показалась Западу (прежде всего США) созревшей для активного вмешательства. Вполне возможно, что, если бы украинские элиты сами не выбрали антироссийский курс, Запад не решился бы идти на прямое вмешательство и грубое давление. Однако Украина слишком долго стремилась оторваться от России, искоренить всё русское в себе, слишком усердно пестовала самые русофобские, самые тёмные силы, чтобы это не заметить и этим не воспользоваться.

К тому же с начала нулевых, со сменой президента, Россия стала всё более ориентироваться на национальные интересы, а не на абстрактные «общечеловеческие» ценности. Эта политика объективно входила в противоречие с американскими интересами, и антироссийская Украина представлялась Вашингтону достаточно эффективным инструментом сдерживания России. Нет ничего удивительного в том, что США сделали ставку на силы, представлявшие олигархически-националистический консенсус и полностью контролировавшие украинскую политику (независимо от формальной межпартийной борьбы и даже вражды), тем более что силы эти были русофобскими не только по убеждению, но и, что важнее, преследовали личные меркантильные интересы.


Украина становится ключевым плацдармом США

Нельзя сказать, что США не присматривались к ситуации на Украине в 90-е и не формировали здесь свою группу влияния из числа политиков, бюрократов и лидеров общественного мнения. Просто тогда это была естественная работа «на всякий случай» (любая разведка всегда использует возможность обзавестись мощным агентурным аппаратом в занимающей стратегическое положение стране, особенно если это не требует лишних затрат). Но в 90-е годы США, имея дело с ельцинской Россией, готовой по большинству вопросов следовать в фарватере американской политики, платили ей признанием формального доминирования Москвы на постсоветском пространстве как зоне российских жизненных интересов и старались хотя бы формально не акцентировать своё вмешательство во внутренние дела постсоветских стран.

В начале нулевых внешняя политика России становилась всё более самостоятельной. Конечно, многие ориентированные на Вашингтон политики оставались у власти, но влияние проамериканского лобби на Россию больше не было определяющим, а динамика перемен и вектор движения не вызывали сомнений: новая российская власть взяла курс на восстановление внешнеполитической и внутриполитической независимости. Путин был согласен остаться другом и союзником США, но равноправным, а не вассалом.

Вот тут-то и пришло время задействовать антироссийскую агентуру в постсоветских государствах. Характерно, что практически все состоявшиеся и неудачные «цветные революции» в СНГ приходятся на период 2003–2008 годов (от «революции роз» в Грузии, до «войны 08.08.08»). Цель этих переворотов заключалась не просто в отсечении от России постсоветского пространства, но в создании буфера враждебных государств по всей протяжённости её западных и южных рубежей (вплоть до границы с Китаем и Монголией). В результате возможности активной внешней и экономической политики РФ должны были быть блокированы, ресурсы связаны поясом враждебности, состоящим из бывших союзных республик. Авторитет российской власти внутри страны и за рубежом подрывали бы постоянные провокации (по образцу тех, на которые не скупился Саакашвили). При этом Москва была бы ограничена в возможности дать на них ответ, поскольку любое неосторожное движение спровоцировало бы открытую войну с блоком постсоветских республик (Ющенко пытался втянуть Украину в российско-грузинский конфликт, а таких грузий-украин должно было стать 10–11). Таким образом, Россия противостояла бы блоку государств на фронте от Балтики до Байкала , а США могли бы, трактовать эту войну как противостояние бывших республик российскому неоколониализму, подводя Россию под действие Декларации ООН о предоставлении независимости колониальным странам и народам от 14 декабря 1960 года (кстати принятой Генеральной Ассамблеей по инициативе СССР) и всех последующих резолюций ГА ООН на данную тему.

Россия пропустила удар в 2003 году в Грузии и в 2004 году на Украине. Дальнейшее распространение «цветной заразы» Москва смогла блокировать (дальше Бишкека перевороты не продвинулись, но даже в Киргизии «революция» завершилась такой же «цветной» контрреволюцией).

В 2008 году в ходе августовской пятидневной войны Россия перешла в геополитическое контрнаступление. С этого момента все силы США брошены уже не на маргинализацию Москвы с целью не дать ей превратиться в геополитического соперника Вашингтона, но на уничтожение состоявшегося геополитического соперника. Произошло замирение (пусть относительное и неустойчивое) российскими усилиями Средней Азии, а также блокирование американских интересов на Кавказе, чему в немалой, даже в определяющей степени способствовали два момента: принятие на себя Рамзаном Кадыровым ключевой роли в стабилизации Северного Кавказа и дискредитация проамериканского режима Саакашвили в Грузии, благодаря его поражению в войне (политики, пришедшие на смену Саакашвили, хоть и не друзья России, но более адекватны, что дало возможность стабилизировать отношения). Всё это к 2010 году сделало Украину ключевой для США страной постсоветского пространства.


Марионетка, торгующаяся с кукловодом

К этому времени в Киеве сохранялся национал-олигархический консенсус, предполагавший, что от России необходимо получать максимум возможных экономических преференций, но политику ориентировать на Запад. К 2010 году команда «оранжевого» майдана 2004–2005 годов полностью себя дискредитировала и не обладала серьёзной общественной поддержкой. Более того, эта команда продемонстрировала свою полную неспособность организовать острый конфликт с Россией (по грузинскому примеру), который связал бы российские ресурсы на украинском направлении, не давая Москве возможности проводить активную глобальную политику.

В связи с этим США не возражали против избрания Януковича президентом в 2010 году. В Вашингтоне были осведомлены, что Янукович попытается вернуться к кучмовской политике многовекторности, которая предполагала использование российских ресурсов для оплаты украинской евроинтеграции. В начале нулевых данная политика перестала удовлетворять США, с чем и был связан цветной переворот в Киеве в 2004 году. Тогда Вашингтону уже не нужны были союзники (даже максимально верные и минимально самостоятельные), ему нужны были исключительно исполнители принятых решений. Но в 2010 году ситуация изменилась: к поддержке украинской многовекторности Вашингтон толкало и общее ослабление геополитических позиций США, и нарастающие проблемы американской экономики. Денег на поддержание союзников у США не осталось. Теперь бесправные вассалы должны были оплачивать американскую политику из собственного кармана.

С учётом ситуации, сложившейся в Киеве к 2010 году, Янукович был единственным устраивающим США кандидатом на президентский пост. Ющенковская команда (включая сегодняшних «героев» Яценюка и Порошенко) была предельно дискредитирована, для её отмывания требовалось время. Тимошенко зарекомендовала себя как политик непрогнозируемый и склонный к многократному обману партнёров. При этом имевшийся у США компромат на неё (сотрудничество с Лазаренко) уже был засвечен в украинском информационном пространстве и практически не сработал. Между тем Янукович не только находился под контролем американских агентов (группа Лёвочкина — Фирташа), но и искренне собирался «интегрироваться в ЕС» путём подписания соглашения об ассоциации. Судя по всему, Виктор Фёдорович решил доказать всем, кто свергал его после выигранных выборов 2004 года, что только он может «объединить Украину», примирив Восток и Запад. По факту это означало отказ от предвыборных лозунгов и обещаний и начало проведения прозападной политики.

Янукович должен был подписать соглашение об ассоциации, которое уничтожало украинскую экономику, полностью дискредитировать себя, собрать весь негатив и уступить место на выборах 2015 года американскому ставленнику. А для гарантии (на случай, если не захочет уходить) ему на 2015 год готовили очередной майдан.

Янукович наивно рассчитывал, что поскольку Запад получает из его рук Украину в полное владение, то ему позволят переизбраться в 2015-м. Для этого он и его окружение активно финансировали и поддерживали нацистские организации (не только «Свободу», но тот же «Патриот Украины», УНА-УНСО и другие). «Фашистская опасность» по замыслу объединяла вокруг Януковича антифашистских избирателей Юго-Востока. Для умеренных националистов и «евроинтеграторов» манком должна была послужить подписанная ассоциация с ЕС. Наконец, для сохранения лояльности большей части населения, озабоченной исключительно проблемами экономического благополучия, планировалось под соглашение об ассоциации получить от ЕС кредит 15–20 млрд долларов, которых, по расчётам правительства Азарова, должно было хватить для сохранения и даже частичного повышения жизненного уровня до выборов 2015 года.

План Януковича был логически безупречен. ЕС, получавший Украину — актив стоимостью в триллионы, должен был раскошелиться на какие-то жалкие пару десятков миллиардов. Янукович и Азаров считали, что если в Грецию вложили 200 млрд евро, то 20 млрд долларов для Украины Брюссель найдёт.





Возвращение империи

Последний вопрос, который может нас заинтересовать: что ждёт Украину по итогам войны? Ничего. Её не будет. Сам факт того, что при помощи Москвы никак не получается создать адекватные органы управления ДНР и ЛНР, свидетельствует о том, что эти образования не нужны. Новороссия остаётся географическим и историческим термином, но не становится политической реальностью. Армия была нужна — она появилась, а государственные структуры не нужны — они и не появляются. Значит, Новороссия и не планируется. Из этого патриоты-алармисты делают вывод, что её хотят «слить Киеву». Но если, как мы показали выше, Киев сам уже слит и самоликвидация режима — вопрос времени, а не принципа, причём ближайшего времени, то кому же сливать Новороссию?

Никому её не будут сливать и никто её не будет создавать. Зачем России новая Украина, но уже в качестве Новороссии? И никакое буферное государство между ЕАЭС и ЕС России не нужно. Оно только мешает. А с НАТО Россия и так граничит (Норвегия, Эстония, Латвия). И Украина России необходима вся или почти вся. А то, что к самостоятельному развитию эта территория не способна, что от неё одни лишь проблемы, теперь очевидно не только Москве, но и Брюсселю. Поэтому Новороссийский федеральный округ (наряду с Малороссийским) возможен, а независимое государство (независимые государства) — нет. Просто в мире кончились деньги — хоть на украинскую независимость, хоть на новороссийскую.

Пришло время империи возвращаться к естественным границам (ну хотя бы на юго-западе).

==============================================
Мы победили!

О вбросе "Новой газеты" про бурятского танкиста

Оригинал взят у zabinok в О вбросе "Новой газеты" про бурятского танкиста
Наверное, многие уже прочли интервью, которое дал журналисту "Новой газеты" уроженец Забайкалья Доржи Батомункуев.



В этом интервью очень много нестыковок. Лично я думаю, что всю эту историю написали, не выходя из редакции.

Что же мы знаем про настоящего Доржи Батомункуева?

Collapse )


Мы победили!

С Праздником женщины!:)

Оригинал взят у oper_1974 в С Праздником женщины!:)
Ясинская Евгения Александровна, 1922 г. (Девичья фамилия Мрежина)
Интервьюер.
Респондентка.

      Р: Это где-то под Ченстоховой было. С одной стороны мы шли, а с другой стороны батальон обслуживания аэропорта, то есть, у них заправочные, вот, бензин, все, смазочный материал, вот, так эти гитлеровцы прорывались именно туда, чтобы заправить машины.
      И получился очень такой жестокий бой, очень много погибло наших, хотя потом 150 человек в плен взяли наши. Я сидела на радиостанции, все время давала наш SOS! Что SOS!, что мы в таком вот положении.
    Приехал даже генерал наш, Забалуев, такой генерал-майор дивизии нашей, он очень быстро приехал, а самолеты наши У2 тогда они назывались, "кукурузники", тогда же прямо с "кукурузников" бросали гранаты, там где скопление немцев было, но было много и власовцов.
     Когда в плен взяли, то были и эсэсовцы, влосовцы... Они все усиленно прорывались на запад, вот. Поляки очень помогали, у нас раненых, не было никакого материала перевязочного, ничего, вот, так пошли я и еще два парня, пошли спросили у местных, где есть тут врач какой, потому что я не медик, и другие...
     Нашли врача, у него какой-то еще мужчина был, и оказалось, что у него шесть наших раненых солдат. Он так обрадовался, говорит: "Ну, хоть вместе все как-то в госпиталь можно отправить, а то я уже неделю дрожу тоже, не дай Бог, немцы узнают, так всех прикончат".
     Вот... Он пришел с этим мужчиной, все принесли, чем обработать, и перевязочный, ну, и рвали, конечно, и полотенца, и простыни, все что было, человек тридцать где-то раненых у нас было. Потом на другой день, когда наша подмога уже подошла отправили в госпиталь всех, и ребят, и девчонок.
    Но погибло много, и девушки погибли. Они были из батальона, обслуживающего аэропорт. Даже зенитчицы девчонки были. Очень над ними немцы поиздевались. В общем, там эта братская могила, 50 километров от Ченстоховы... (пауза) Что еще?


Collapse )





Мы победили!

Пентагон набирает 3 тысячи хакеров по всему миру в свою Кибер Армию..

Оригинал взят у vseneobichnoe в Пентагон набирает 3 тысячи хакеров по всему миру в свою Кибер Армию..


Calling All Hackers! Pentagon Adds 3,000-Strong Army to Cyber Command

Пентагон получил разрешение Конгресса на ускоренный найм 3000 гражданских хакеров, чтобы поддержать ряды своих Cyber войск США .

Collapse )

Мы победили!

Раз в год жизнь в Израиле замирает на 2 минуты

Оригинал взят у dimka_jd в Раз в год жизнь в Израиле замирает на 2 минуты

via

Йом ха-Шоа - день памяти жертв Холокоста, национальный день траура в Израиле.

В 10 часов утра в этот день по всей стране звучит сирена, во время которой замирает вся страна, и граждане двумя минутами молчания отдают дань памяти погибшим. При этом не важно, где они находятся в это время: идут ли по улице, едут ли а автобусе, поезде или машине или находятся на работе или дома. Если они находятся на работе или дома или идут по улице, они встанут или остановятся и будут стоять по стойке «смирно» во время звучания сирены. Если едут в машине или в автобусе, они остановятся, выйдут из машины и будут стоять во время звучания сирены. Даже если они едут на поезде между населёнными пунктами и сирена не слышна, машинист в назначенное для сирены время остановит поезд и все встанут со своих мест, и будут стоять во время звучания сирены.


Мы победили!

Сайт госзакупок США опубликовал планы по переброске около 1000 военных на Украину.

Оригинал взят у nampuom_pycu в Сайт госзакупок США опубликовал планы по переброске около 1000 военных на Украину.


       Об этом стало известно исходя из информации, размещенной на сайте госзакупок США. Так, Штаты объявили тендер на перевозку своих военнослужащих и военных грузов с аэродрома Львова в «Международный центр поддержания мира и безопасности» (International Peacekeeping and Security Center — IPSC), расположенный на Яворовском полигоне во Львовской области.
       Всего планируется осуществить три переброски: в марте, мае и июле. Каждый раз военных должны будут перевозить 7 автобусов вместимостью 50 человек каждый. При этом каждый раз будет перебрасываться по 300-350 человек. Таким образом, в общей сложности на Украину в рамках этой программы будет переброшено около тысячи американских военных.
       Также тендер предполагает перевозку крупнотоннажных контейнеров. В этой операции каждый раз планируется задействовать от 2 до 11 грузовых автомобилей. Период нахождения военных на Украине — до конца октября 2015 года.

Мы победили!

Почему Россию не отключают от SWIFT в виде санкций?

Оригинал взят у alien_xs в Почему Россию не отключают от SWIFT в виде санкций?
Почему Россию не отключают от SWIFT в виде санкций?

Как стало известно из кругов, близких к Агентству национальной безопасности Болгарии (ДАНС), а тем, в свою очередь, от Федеральной разведывательной службы Германии (БНД), канцлер Ангела Меркель имела беседу тет-а-тет с президентом России Владимиром Путиным в Минске по поводу возможного отключения системы SWIFT для России в виде санкций. Ответ российской стороны заставил её призадуматься.

По непроверенной информации, Владимир Путин пообещал в случае отключения системы SWIFT перевести все газовые и нефтяные контракты для Европы на предоплату в рублях по текущему курсу доллара, сославшись на форс-мажор. При этом оплачивать смогут только представительства фирм-покупателей, зарегистрированные на территории России, а рубли смогут покупать лишь на Московской валютной бирже. Как они при этом доставят валюту в Россию при отключённой системе SWIFT российскую сторону будет мало интересовать – хоть в бронированных вагонах, хоть самолётами…

Как ни крути, опять большего всего от отключения России от SWIFT пострадает Болгария.




Парадоксы убийства Немцова

Оригинал взят у iskra0000 в Парадоксы убийства Немцова
Новые обстоятельства убийства Немцова в очередной раз показывают близорукость, самовлюбленность и тупость либеральной оппозиции.
Судя по всему, Немцова грохнули представители ваххабитского подполья. Того самого, которое периодически вызывало чувство жалости у российских либералов из за того, что "злобные пропутинские бандиты Кадырова" жестоко уничтожали это самое подполье. Яшин, Собчак, Венедиктов, Явлинский и пр. до вас дошло, что грозненские полицейские (гибель которых для вас осталась совершенно незамеченной) погибли в том числе и за то, чтоб вы избежали судьбы Немцова?

Мне почему почему-то эта история напоминает историю с журналисткой НТВ Еленой Масюк. Она вела репортажи со стороны чеченских боевиков, рассказывала какие они смелые, а федералы кровожадные и жестокие. Все кончилось тем, что журналистку похитили те самые боевики. В плену ее били, насиловали (судя по слухам), а потом отпустили с другими захваченными журналистами. Никакой благодарности от боевиков она не дождалась, а получила плен. Зато ненавистные федералы бегали и тратили силы на то, что б Масюк освободили из плены, вместо того, чтоб это же время и усилия тратить на освобождение пленных пацанов-срочников. Вот такая загогулина.

Либералы, вы понимаете, что вас все хотят уничтожить или как минимум просто бить на улицах? Вас ненавидят ваххабиты, вас ненавидят православные активисты, вас ненавидят русские националисты-крайне правые, вас ненавидят крайне левые.
Даже основная масса населения страны вас ненавидит за 90-е годы, когда большинство жителей страны обнищало, под великоречивые и самодовольные рассуждения либералов о рыночной экономике, свободной конкуренции и необходимости передать все "эффективным собственникам".

И все что вас спасает, и позволяет оставаться целыми и невредимыми, и даже зарабатывать неплохие деньги на оплевывании собственной страны, это тот самый путинский режим, с которым вы боретесь (на самом деле либералы борются не с режимом, а с тем, что либералы-в большинстве своем типичные мажоры: дочки и сыночки, занимают по их мнению, неподобающе низкое месте в системе, но об этом как-нибудь отдельно).
Но именно Путин, полиция и действующая власть спасают и оберегают либералов от того, чтоб их не постигла судьба Немцова. Молитесь на него. Путин, полиция и ФСБ гарантия вашего спокойствия и выживания.