webcelerator (webcelerator) wrote in currentpolitics,
webcelerator
webcelerator
currentpolitics

Чужого горя не бывает

Оригинал взят у vlad_dolohov в Чужого горя не бывает
В Ростовской области бывший опер приютил у себя 270 беженцев с Украины. Он разместил их на своей турбазе - кормит, носится как с писаной торбой, нянчится и в обиду не дает.

«Первые беженцы ко мне попросились еще в апреле. Я никого гнать не стал. Надо - живите. Потом начали знакомые их приезжать, родственники. Ребятня-то в чем виновата? Они должны с детства знать доброту, ласку. У них должно быть детство. А жестокость и война - не для них!.. У меня на турбазе народ с зимы номера заказывал. А когда здесь одновременно поселились 270 украинцев, перезвонил отдыхающим и отменил бронь. У людей же беда! А вы - деньги!
Я еще и сам им, можно сказать, «приплачиваю». Нам многие помогают, и мы ни от чего не отказываемся. Жена в Интернете клич кинула, что мы принимаем помощь. И нам несут - кто курятину, кто крупы, кто макароны. Один мой знакомый, который сейчас в Москве работает, морозильную камеру оплатил и прислал. Но детям хочется и сладенького, и какао, и масла сливочного в кашку, и мороженого или сыра на бутерброд. Все это за свои покупаю.
Мечтали с женой ремонт в квартире своей сделать. А потом решили: не можем в стороне от чужой беды остаться. Мы, как только все произошло, сюда переехали, сначала в люкс, а потом и его беженцам отдали. Сейчас впятером (жена, Дмитрий и трое детей, - прим. авт.) живем в моем рабочем кабинете. Сколько потратил, не считаю и никогда этим не занимался.
Сейчас на "Чайке" живет 217 беженцев
Когда «Чайка» превратилась в дом отдыха для беженцев, повара практически все сбежали. Кашеварить за бесплатно осталась только одна. Она к девяти приходит. А у меня день начинается с трех часов утра. Шутка ли: надо на 270 человек кашу сварить, а первый завтрак у нас в 6.00. Потом еще в магазин и на рынок успеть.
Детки чувствуют себя как дома
… Многие судьбы и истории бегства похожи одна на другую. Пожалуй, здесь нет ни одного человека, чьи знакомые или родственники не погибли бы там, на Украине. Вот маленькая десятилетняя Даша. Ее бабушка пошла оформлять документы и не вернулась. Теперь она живет здесь вместе с мамой.
- А у меня сестра погибла во время артобстрела, - рассказала свою историю Анастасия из Луганска. - Мы с ней разговаривали буквально за пару часов до ее гибели о том, что бежать надо в Россию. Вот похоронила ее, а с дочкой к вам подалась.
Людмила Сафарова живет на «Чайке» с пятилетней Лизой. Они здесь, можно сказать, старожилы. Приехали четырьмя семьями пару месяцев назад. На родине остались старшие сыновья, мужья. По телефону она вчера узнала, что их дома больше нет.
- Когда сюда приехали, к нам многие пенсионеры приходили, - вспоминает она. - Кто тысячу, кто две даст. Ведь мы-то бежали с украинскими деньгами, а обменники уже были закрыты. Бабулечки приносят и говорят: «Мы не знаем, что вам надо. Самим до пенсии еще далеко, но у вас же детки. Возьмите - не откажите». В первые дни, если нас не было дома, под дверями продукты с записками оставляли. На День России ходили в парк с детишками. Узнав, что мы беженцы, детвору бесплатно катали на каруселях. Кто-то говорил: это теперь и ваш день.
http://rostov.kp.ru/print/26249.5/3132278/

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments