herodotus007 (herodotus007) wrote in currentpolitics,
herodotus007
herodotus007
currentpolitics

Театр одного Кургиняна: "Записки покойника".

Originally posted by herodotus007 at Театр одного Кургиняна: "Записки покойника".
Лидер движения (фирмы, партии, компании, государства, группы по интересам) сказал на публику явную запредельную глупость. Бывает. Есть разные способы выхода из положения, по этому поводу написаны целые руководства и успешно работают соответствующие фирмы. Некоторые из них позволяют сохранить лидера, некоторые требуют его замены - в зависимости от обстоятельств. Но такого идиотизма, чтобы лидер продолжал упрямо повторять всё ту же глупость, дополняя её новыми глупостями, персонал фирмы хором его выгораживал, платя за эти бесполезные действия репутацией и будущим фирмы - такого никакие учебники не предусматривают.

Вот свежий пример:
http://eot-su.livejournal.com/1491466.html

Это говорит только об одном. "Суть Времени" - не партия, не движение, не фирма и даже не группа по интересам. Это секта. И, как и все сектанты, сутьвременщики не желают знать ничего, что испортило бы их картину мира с мудрым Кургиняном и злыми врагами. Недаром большинство "СутьВременных" ресурсов банит в первую очередь тех, кто не проявляет пиетета перед г-ном Кургиняном и позволяет себе над ним смеяться. А зря - иногда самое смешное объяснение самое правильное.

Возмущение Кургиняна по поводу Стрелкова и Губарева объясняли и так и этак, и теориями заговора, и предательством, и маразмом - а мне кажется, что всё гораздо проще и смешнее, и что объяснение можно найти у Михаила Булгакова. Помните, как старейшины-основоположники раскритиковали в пух и прах пьесу "Чёрный снег"? И как это объяснил автору Бомбардов?

"- Ваша пьеса, - сказал Бомбардов, - хорошая пьеса. И точка.
- Почему же, почему же произошло все это странное и страшное для меня в
кабинете? Пьеса не понравилась им?
- Нет, - сказал Бомбардов твердым голосом, - наоборот. Все произошло
именно потому, что она им понравилась. И понравилась чрезвычайно.
- Пьеса понравилась до того, что вызвала даже панику, - начал говорить
Бомбардов, - отчего все и стряслось. Лишь только с нею познакомились, а
старейшины узнали про нее, тотчас наметили даже распределение ролей.
- Вот, вот. Нуте-с, как только старейшинам разослали экземпляры пьесы,
то и передать вам нельзя, что произошло. Не бывало у нас этого в театре за
все пятьдесят лет его существования. Они просто все обиделись.
- На кого? На распределителя ролей?
- Нет. На автора.
Мне оставалось только выпучить глаза, что я и сделал, а Бомбардов
продолжал:
- На автора. В самом деле - группа старейшин рассуждала так: мы ищем,
жаждем ролей, мы, основоположники, рады были бы показать все наше мастерство
в современной пьесе и... здравствуйте пожалуйста! Приходит серый костюм и
приносит пьесу, в которой действуют мальчишки! Значит, играть мы ее не
можем?! Это что же, он в шутку ее принес?! Самому младшему из
основоположников пятьдесят семь лет - Герасиму Николаевичу.
- Я вовсе не претендую, чтобы мою пьесу играли основоположники! -
заорал я. - Пусть ее играют молодые!
- Ишь ты как ловко! - воскликнул Бомбардов и сделал сатанинское лицо. -
Пусть, стало быть, Аргунин, Галин, Елагин, Благосветлов, Стренковский
выходят, кланяются - браво! Бис! Ура! Смотрите, люди добрые, как мы
замечательно играем! А основоположники, значит, будут сидеть и растерянно
улыбаться - значит, мол, мы не нужны уже? Значит, нас уж, может, в
богадельню? Хи, хи, хи! Ловко! Ловко!"

Именно это и случилось с г-ном Кургиняном. Он действительно обиделся - и обиделся совершенно по-театральному.

В самом деле - Кургинян рассуждал так: я разрабатываю смыслы, создаю проекты, подсказываю власть имущим, нахожу хитрые комбинации, я, гениальный политолог, спаситель Кремля и создатель "Сути Времени", задумал, как осуществить проект "Приднестровье" на Донбассе, я рад был бы показать все свое мастерство и влияние и даже лично приехал в Донецк, чтобы всем руководить и... здравствуйте пожалуйста! Возвращается живым Стрелков и вместе с Губаревым и компанией запускает совершенно другой сценарий! А я, значит, буду сидеть и растерянно
улыбаться - значит, мол, я не нужен уже? Значит, меня уж, может, в богадельню? Хи, хи, хи! Ловко! Ловко!

В качестве бонуса предлагаю сравнить знаменитую сцену с коровой с поведением Людмилы Сильвестровны Пряхиной в кабинете Поликсены Торопецкой и найти пять отличий.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments