lnrx (lnrx) wrote in currentpolitics,
lnrx
lnrx
currentpolitics

О международном «исламистском фронте» против России

В предыдущем номере газеты мы уже затронули тему развертывания Западом — на паях с киевской хунтой — широкого «исламистского фронта» против России одновременно на Украине и на Кавказе. Следует добавить, что немалую роль в этой войне играет и российская «пятая колонна». Причем активизация «исламистского фактора» в этом «трио» проявляется как в действиях представителей радикального ислама на нашей территории, так и в провокационной пропагандистской работе в интернете. Причем работе, в ряде случаев основанной на реальных тревожных фактах.

Так, 26 сентября 2014 года после пятничной молитвы у Исторической мечети в Москве между прихожанами и сотрудниками ОМОНа произошел конфликт. Причина — задержание у мечети за совершение ДТП и сопротивление правоохранительным органам уроженца Ингушетии, за которого и заступились единоверцы. Сотни мусульман с ультимативными требованиями «освободить невиновного» окружили полицейский автобус. В результате, задержанный был отпущен под ликующие крики толпы «Аллах акбар!» и «Это революция!».

Выложенный в сети видеоролик, запечатлевший этот конфликт, собрал за несколько дней порядка двух миллионов зрителей и многочисленные комментарии с выражением сочувствия «пострадавшему».

А 1 октября в Интернете появилась статья под громким названием «Майдана в Москве не будет, зато будет Тахрир», размещенная затем на многих националистических и исламистских ресурсах. Обратим внимание на основные тезисы статьи, в которых, по сути, представлен поэтапный план «будущей исламской революции в России». А точнее мятежа с использованием ресурса радикального ислама.

Этап № 1. Попытка мусульман отбить у полиции единоверца переходит в драку с применением огнестрельного оружия и жертвами с обеих сторон.

Этап № 2. Драка перерастает в массовые беспорядки в столице с сооружением баррикад и противостоянием уже между многотысячной «мусульманской толпой» (при активном участии исламистов) и подразделениями Российской Армии, введенными в Москву.

Этап № 3. Во многих крупных городах России (особенно, в национальных республиках) организуются массовые акции протеста (с призывом «прекратить насилие против единоверцев»), также приводящие к столкновению мусульман с армейскими частями.

Этап № 4. «В Крыму поднимаются крымские татары».

Этап № 5. Теснимые «украинской армией... боевики уходят с Донбасса на территорию РФ» и вместе с частью русских националистов становятся участниками «гражданской войны в России».

Этап № 6. «На Юге идут бои между «Имаратом Кавказ», поддержанным боевиками «Исламского государства» (ИГ), и армией Р. Кадырова».

Этап № 7. «Страна начинает распадаться... НАТО начинает разрабатывать сценарий операции по установлению контроля над российскими ядерными силами...».

Этап № 8. Захват некоей группировкой «Исламское государство Поволжья и Урала» «нескольких десятков баллистических ракет в Йошкар-Оле и Уфе»...

На этом авторы данного «сценария» останавливаются, понимая, что уже «нафантазировали» на ядерную войну за установление халифата на территории России.

Для нас же важно, что такие бесстрашные (и вовсе не случайные) «фантазеры» безнаказанно распространяют подобные тексты в Интернете. А также то, что (как это ни печально) явные предпосылки для реализации, по крайней мере некоторых «этапов» такого «негативного сценария» — в России имеются. И наша задача в данном случае — указать на эти предпосылки, а также на способы предотвращения надвигающейся беды, слишком явно угрожающей существованию нашего многонационального государства.

Важнейшим «тормозом» для недопущения подобного рода развития событий является выстраивание конструктивного диалога между российской властью и традиционными религиозными конфессиями нашей страны. Хотя бы потому, что именно традиционным конфессиям более всего нужна нейтрализация в России конфессиональных радикалов.

Не менее значимый «тормоз» радикализации конфликтов на конфессиональной почве — умение предотвращать и, при необходимости, разрешать конфликтные ситуации как со стороны представителей органов правопорядка, так и со стороны мусульманского духовенства.

В данном случае, следует признать, что в Исторической мечети Москвы уже не раз задерживали членов исламистской террористической организации «Хизб ут-Тахрир», запрещенной в России. То есть, интерес правоохранителей к этой мечети был не случаен. Ведь именно религиозные фанатики являются исполнителями большинства терактов в России, а также разжигателями антироссийских настроений в мусульманской среде.

Рассмотренный прецедент у столичной мечети, а также сочиненный на его основе «сценарий» — вызывают вопросы и по отношению к недавней инициативе некоторых депутатов Госдумы, готовящих поправки к Закону об оружии и в статью № 37 УК РФ «Необходимая оборона». Цель законопроекта, который собираются внести на рассмотрение уже в ноябре этого года, — снятие для граждан России запрета на «приобретение короткоствольного огнестрельного оружия». Причем глава юридической службы КПРФ В. Соловьев считает, что власть будет против этого предложения, ибо «безоружной толпой легче управлять». И добавляет в качестве «аргумента» следующее: «А что если бы на Болотную площадь тогда оппозиционеры вышли, вооружившись до зубов? Власть, конечно, боится именно таких последствий...».

А что, наши «народные избранники» этого не боятся? И после столкновений на Болотной площади 6 мая 2012 года, и после Евромайдана с его кровавыми последствиями, и после поступающих с российско-украинской границы сообщений о попытках киевской хунты перебросить диверсантов и часть оружия на территорию РФ?

Может, таким смелым «господам депутатам» стоит внимательно посмотреть, что пишут о своих планах исламисты в сети, и вникнуть — насколько серьезна ситуация с радикальным исламом в России?

Приведем мнение эксперта Института национальной стратегии Р. Сулейманова: «По моим оценкам, всего в Москве насчитывается около миллиона мусульман [другие эксперты называют цифру порядка 2 млн]. На праздники в мечети ходит 60–70 тысяч человек. Экстремистов, готовых при случае взять в руки оружие, насчитывается около 500».

Заметим, что это самые «скромные оценки», тем более что к Москве прилегают территории, на которые живут достаточно большие группы национальных диаспор, исповедующих не только традиционный ислам.

А вот мнение экспертов «Центра изучения национальных конфликтов» (ЦИНК) и «Клуба Регионов», выпустивших в начале октября очередное исследование «Рейтинг межэтнической напряженности в регионах России. Весна — осень 2014 года». Здесь город Москва вместе с Республикой Дагестан и Ханты-Мансийским автономным округом входят в группу № 1, для которой характерна «очень высокая степень межэтнической напряженности (религиозной вражды)». Причем многие аналитики подчеркивают, что этим регионам свойственна активная «исламизация приезжих», в том числе и в некоторых местных мечетях.

По данным замгенпрокурора РФ В. Гриня, число молодых россиян, получивших религиозное образование за границей, вернувшихся на родину и ставших «активными идеологами религиозного экстремизма, достигло уже нескольких тысяч человек».

Отметим, что в вышеназванном исследовании «ЦИНКа» ряд российских регионов выведены в разряд (группа № 2) «с высокой степенью межнациональной напряженности», где «этническое противостояние начинает приобретать системный характер» и «высока угроза выхода ситуации из-под контроля».

Среди таких регионов — Республика Крым, Краснодарский и Ставропольский края, Республика Татарстан, Санкт-Петербург, Саратовская и Челябинская области. Причем в ряде перечисленных регионов уже давно отмечается рост влияния «Хизб ут-Тахрир» на местное население. Причем в ряде случаев (например, в Челябинской области) исламисты всё плотнее контактируют с представителями внесистемной либеральной оппозиции.

В Крыму, на фоне обострения конфликта по линии «часть крымских татар, находящаяся под влиянием Меджлиса, — русскоязычное население», прогнозируется легальное пополнение рядов исламистов. И пополнение не местное: «Потенциальным фактором напряженности для республики может стать ухудшение ситуации в Средней Азии (район Ферганской долины), в результате которого в Крым переселится оставшаяся часть крымских татар (пока не желающих переезжать), вместе с которыми может переехать часть узбекского населения».

Напомним, что среди переселенцев из Ферганской долины вполне могут оказаться не только члены «Хизб ут-Тахрир, но и активисты Исламского движения Узбекистана (ИДУ), заявившего 6-го октября о присоединении к боевикам-халифатистам из «Исламского государства». И напомним, что в начале сентября 2014 года «ИГ» объявило войну России.

Пока же на Крымском полуострове хватает местных радикалов, разворачивающих очередную кампанию политической дестабилизации. Так, 7 октября муфтий Центрального духовного управления мусульман Крыма (ЦДУМК) Р. Саитвалиев сообщил, что в «социальных сетях приверженцы крымских ваххабитов и «Хизб ут-Тахрир» призывают начать войну в Крыму». С учетом того, что на полуострове после присоединения к России осталось немало представителей радикального ислама, никак нельзя сбрасывать со счетов опасность активизации местного исламистского подполья.

Подчеркнем, что в цитируемом «Рейтинге межэтнической напряженности в регионах РФ» указывается, что «уже фиксируются случаи задержания на Северном Кавказе экстремистов, воевавших в составе «ИГ» или других группировок на Ближнем Востоке... В рядах «Исламского государства» находятся сотни выходцев из российских республик».

Некоторые зарубежные и отечественные эксперты уверены в том, что одной из главных задач расширения военных действий США против армии «ИГ» является «вытеснение боевиков [прибывших из стран СНГ] обратно в те регионы, откуда они пришли». А в этом случае набравшиеся опыта боевых действий и карательных операций исламисты (многие из которых в 1990-е годы воевали в Чечне) могут открыть «антироссийский фронт» на Северном Кавказе и в Поволжье (вплоть до Урала), а также активизировать свою деятельность в странах Средней Азии.

Таким образом, можно говорить о формировании широкого международного «исламистского фронта» против России. Ибо о поддержке террористической группировки «Исламское государство» и готовности оказать военную помощь ранее заявило руководство пакистанского крыла «Талибана». И существует высокая вероятность того, что к этому альянсу присоединятся боевики из других группировок, орудующих на российской территории, таких, например, как «Имарат Кавказ».

Таковы опасные — не только для целостности России — тенденции развития международного радикального ислама.

Каков будет ответ России и ее настоящих союзников по «антитеррористической коалиции»?

Эдуард Крюков

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments