webcelerator (webcelerator) wrote in currentpolitics,
webcelerator
webcelerator
currentpolitics

О журналистах снова (фото, видео, шок, да)

Оригинал взят у etherealstation в О журналистах снова (фото, видео, шок, да)
На самом деле


12 апреля 2013 года на Думской.Нет появилась статья с характерным для современной креативной прессы названием Подозреваемый в убийстве правозащитника скончался в одесском СИЗО. «Помогли»? (фото, видео). Статья и «видеообзор» являются в некотором роде эталоном истеричности, безграмотности и ангажированности, в связи с чем заслуживают подробного рассмотрения.



«Все повреждения, описанные сотрудниками санчасти, присутствуют. Есть и травма головы, и кровоподтеки на ногах и животе, спина вся синяя, ребра торчат — возможно, сломаны», – пишет «Думская». – «Видео осмотра тела можно посмотреть здесь».
Что ж, имеет смысл посмотреть и прокомментировать это «видео».



Прежде всего, о повреждениях, которые видны на теле. Это – ссадины. Кто когда-то был ребёнком, тот хорошо знает, что ссадины – это не смертельно.










Итак, 0:50 – 0:15. Журналисты глубокомысленно осматривают ссадины на голенях и коленях. Выше не смотрят, там, согласно многозначительному замечанию кого-то из щелкоперов, «неизвестно, что» (1:16) и «Всё-всё-всё, не надо, пожалуйста, дальше» (1:30). Фоном этого действа служат причитания журналисток «Боже мой» и «Боже, бедненький», что, видимо, должно создать нужную атмосферу и подготовить зрителя к последующим откровениям. Они не заставляют себя ждать.



«Зашито что-то на голове, да?» спрашивает «журналистка» (2:00). Ей не пришло в голову, что при подготовке материала в печать следует хотя бы поверхностно ознакомиться с сутью вопроса; в данном случае, готовя статью о трупе и вскрытиях, посмотреть учебник для студентов по секционному курсу или по судебной медицине, или хотя бы проконсультироваться со сведущим человеком. Поэтому рассуждения мамы покойного о правилах вскрытия головы трупа – «Они должны вот от уха – и отак понизу, а видите они где, это вже неправильно» (2:05) – для неё выглядят вполне уместными, и журналистка отвечает «Наверное, ТАМ были сильные…» (2:10). Что было сильное ТАМ, милосердно зашумлено. Между тем, голова вскрыта и зашита в точном соответствии с правилами: «разрез кожи волосистой части головы от левого сосцевидного отростка к правому».



На лице покойного ссадин и синяков нет. Но мать покойного указывает на ямочку на подбородке покойного и комментирует: «От, смотрите, от это тоже, у него ж не було оцих вмятин на бороде, щас воно всё видно». Для матери, убитой горем, нести такую чушь – простительно и понятно. Но передавать, смакуя, эту чушь широкой аудитории – это, конечно, мерзко.



«Тут видно, шо во рту кровь тоже была» (2:18) – очередной перл. При вскрытии трупа извлекаются все органы шеи, для чего пересекаются мягкие ткани вокруг гортани и глотки. Если после этого лазить трупу в рот, там можно найти кровь. Всегда.



«Смотрите, ногти синие» (2:22) – говорит мать покойного. – «Смотрите, шо творят» (2:25). В ходе наступления смерти при ослаблении кровообращения происходит застой крови в концевых отделах тела. Комментарии излишни.



Далее следует замечательный диалог мужских голосов: «Ребра, да?» – «Ребра, да» – «Поломаны». Рентгены живые, прости господи. И, позже: «И рэбра, може, поломани?» (3:45) – спрашивает мать покойного. «Да, похоже на то, потому что торчат сильно» – это журналистка. Мысль о том, что ребра при вскрытии пересекаются, и сквозь мягкие ткани могут прощупываться отпиленные концы, то ли слишком сложна для этой девочки, то ли помешает завести зрителя.



И вот, наконец, триумф журналистского расследования. Осматривается спина покойника. Я уже хорошо знаю, что за этим последует. Оно так происходит всегда. Они найдут трупные пятна.



«Вув… Смотри, сзади всё красное» (3:09). Прямо по Хмилевской, да, которая Иоанна. Всё красное. Кровь, знаете ли, имеет вес. И имеет привычку стекать пониже. Поэтому, если покойник лежит на спине, у него сзади всё красное. Или багровое. Или синее. По-всякому бывает. Но зачем это знать журналистке? Она, взирая на бледный след от поясного ремня посреди трупного пятна многозначительно резюмирует: «Почки…» (4:00).




В связи со всем вышесказанным финальная фраза матери покойного: «Ну, этого, я думаю, достаточно…» обретает неожиданный смысл. Этого всего более чем достаточно, чтобы в очередной раз убедиться: о нынешних журналистах невозможно думать слишком плохо.




Продолжение истории:
«О журналистах снова (продолжение)»,
«О допустимости обобщений»,
«О камерах, которые смотрят в мир»,
«О причинах, следствиях и перспективах»,
«О реакции на ложь»,
«Об одесских анекдотах»,




Анонимные комментарии, похожие друг на друга как две капли воды и не несущие в себе ничего, кроме «обурення знущанням», отправляются в корзину сразу. Туда же отправляются и разъяснения мне, кто я такой и какова моя родословная – понятно, что отсутствие аргументов по существу заставляет троллей-психопатов апеллировать к личности собеседника, но этот приёмчик числился устарелым ещё во времена императора Траяна :–)


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments