webcelerator (webcelerator) wrote in currentpolitics,
webcelerator
webcelerator
currentpolitics

Category:

Подвиг разведчиков в Восточной Пруссии. ( фото и документы )

Оригинал взят у oper_1974 в Подвиг разведчиков в Восточной Пруссии. ( фото и документы )
    Начиная же с декабря 1944 года силами Разведывательным управления 3-го Белорусского фронта для заброски в тыл противника более активно начали использоваться иностранные антифашисты (преимущественно немцы) из числа военнопленных, перебежчиков и лиц, пострадавших от нацистского режима. Их подготовка велась в Каунасе.
    За линию фронта, на территорию Восточной Пруссии, такие агенты забрасывались, как правило, в немецкой военной форме. При этом каждый из них в обязательном порядке был снабжён соответствующей легендой и отлично выполненными документами для легализации - установленного в вермахте образца солдатскими книжками, командировочными предписаниями, отпускными билетами, проездными билетами и т.д.
    Всего, согласно архивным документам, в августе 1944 - марте 1945 гг. Разведуправлением 3-го Белорусского фронта было подготовлено и заброшено в тыл противника восемнадцать разведгрупп, состоявших из немцев: четырнадцать радиофицированных групп и четыре группы маршрутных агентов.




   Как следует из текста шифрограммы начальника Разведуправления 3-го Белорусского фронта генерал-майора Е.В. Алёшина деятельность этих разведгрупп оказалась не достаточно эффективной, поскольку:
"С тремя группами не была установлена связь:
одна группа погибла,
вторая предана радистом,
третья, очевидно, погибла, т.к. выброшена по ошибке пилотов непосредственно в район активных боевых действий.
Из оставшихся 11 групп 2 вышли на связь, но не работали.
9 работали от 8 дней до 3 месяцев.
4 группы маршагентов в срок не возвратились, судьба их неизвестна".

АНОСОВ Александр Петрович, гвардии старшина, осенью 1944 года был заброшён в тыл Восточно-Прусской группировки немецких войск в качестве командира ДРГ. По возвращении награжден Орденом Боевого Красного Знамени, Орденом Отечественной Войны 1-й степени. Пропал без вести в 1946-м, до сих пор судьба не известна.



     В тылу Восточно-Прусской группировки войск противника приблизительно в сентябре 1944 - январе 1945 года действовал, по меньшей мере, один спецотряд, напрямую подчинённый Разведывательному управлению Генерального штаба Красной Армии. Это был спецотряд лейтенанта "Фёдорова".
     В тыл врага это специальное диверсионно-разведывательное формирование было заброшено с борта самолёта ещё 3 мая 1944 года. Штатная численность на тот момент - 32 штыка.
     До конца лета оно действовало в Белгорайским (Яновских) лесах, что южнее польского города Люблин, в том числе в середине июля 1944 года данный спецотряд принял непосредственное участие в спасении (с последующей эвакуацией из оккупированной Польши в Москву) руководителя Варшавского восстания, будущего главнокомандующего Народным Войском Польским генерала Михаила Роля-Жимерского, а также сопровождавших того польских офицеров общим числом в более чем в сто двадцать человек.
    Совершив в конце августа сорок четвёртого по заданию Центра скрытный бросок в Восточную Пруссию, подчинённые лейтенанта "Фёдорова" приступило здесь к сбору разведданых о секретных укрепрайонах немцев.
    К концу декабря 1944 года в живых в рядах этого спецотряда оставалось всего шесть бойцов, остальные погибли, в том числе командир - лейтенант "Фёдоров".
   Лишь только после этого Центр разрешил уцелевшим диверсантам-разведчикам идти на соединение с регулярными частями Красной Армии. Линию фронта оставшиеся в живых благополучно перешли 16 января 1945 года на Сандомирском плацдарме.

МИНАКОВ ("Аврора") Михаил Ильич, капитан, 15 января 1945 года во главе ДРГ десантирован с борта самолёта приблизительно на линии административной границы между немецкими провинциями Данциг и Восточная Пруссия. Пропал без вести в тылу врага.



Младший политрук Е.П. Устинов, 1939 год. Впоследствии - капитан, командир разведгрупп "Сосна" и "Сатурн" 1 февраля 1945 года капитан Е.П. Устинов, получил смертельное ранение и умер от полученных ран прямо на поле боя.



     Всего же, по разным данным в тыл Восточно-Прусской группировки войск противника летом 1944 - весной 1945 гг. было заброшено от 36 до 120 специальных диверсионно-разведывательных формирований глубинной разведки.
    Кроме того параллельно, начиная с конца 1943 года и вплоть до августа 1944 года, со стороны Польши и Литвы на территорию Восточной Пруссии для выполнения здесь своих специфичных боевых задач регулярно проникали специальные диверсионно-разведывательные группы и маршрутные агенты Интернационального отряда майора С.А. Волокитина ("Майор Серго").
      Это было партизанское спецсоединение Отдельного отряда особого назначения НКГБ СССР, состоявшее в свою очередь из:
- интернациональной (испанцы, поляки, литовцы, немцы) группы майора С.А. Волокитина. Базировалась при литовском партизанском отряде И. Вильджунаса;
- четырёх чекистских спецотрядов - "Гвардия" капитана В.Н. Воронова численностью в 150 штыков (в 1944 году прибыл в Августовские леса современной Польши из Ровенской области Украины), "Гвалдахара" (личный состав действовал под личиной военнослужащих испанской "Голубой дивизии"), "Дружина" и "Комета";
- двух разведгрупп чекистского спецотряда "Боевой". Обе базировались под Вильнюсом в Рудницкой пуще;
- "немецкой" группы политрука Николаева. Прибыла из-под Минска из состава спецотряда подполковника госбезопасности С.А. Ваупшасова - Партизанского отряда особого назначения "Местные".
   В августе сорок четвёртого в связи с окончательным освобождением Литвы и Сувалкской области Польши этот отряд чекистского спецназа в полном составе (то есть не имея безвозвратных потерь в личном составе) вернулся в Москву в расположение своей в/ч - ОООН НКГБ СССР.

МИСНИК Николай Мартынович, ст.лейтенант. 15 августа 1944 года во главе ДРГ "Каштан" десантирован с борта самолёта в районе восточнопрусских городов Алленштайн и Гердауен. В декабре 1944 года с остатками ДРГ "Каштан" благополучно соединился с регулярной Красной Армии.



ТУЗЛУКОВ Николай Васильевич (1920-1944), разведчик ДРГ "Каштан", ефрейтор, погиб в бою 18 декабря 1944 года в тылу врага.



    Судьба подавляющего большинства из разведгрупп и одиночных диверсантов-разведчиков, целенаправленно заброшенных летом 1944 - весной 1945 гг. в тыл Восточно-Прусской группировки войск противника оказалась трагической.
    За редким исключением они были оперативно выявлены и обезврежены вражескими контрразведывательными органами, причём многие из них - буквально сразу же после приземления на вражескую территорию.
    В целом, по мнению независимых экспертов, из ста двадцати заброшенных в Восточную Пруссию разведгрупп погибло (причём чаще всего они именно пропали без вести) не менее ста.
    Именно столь непомерно высокие потери в рядах диверсантов-разведчиков и привели в конечном счёте к тому, что роль, которую в боях за Восточную Пруссию сыграла глубинная разведка оказалась всё же несколько ниже той, которая ей изначально отводилась высшим командованием Красной Армии.
   И это мнение наших военных экспертов. В результате основная миссия по сбору разведданных в ходе подготовки и осуществления Прибалтийской и Восточно-Прусской стратегических наступательных операций вынуждено легла тогда на плечи войсковой разведки.

    Датированный 21 августа 1943 года коллективный снимок действующих бойцов-диверсантов "88-го истребительного батальона УНКВД г. Москвы и Московской области" - Спецшколы подрывников УНКВД г. Москвы и Московской области.
    Осенью того же 1943 года все они были переданы в состав спецроты Управления войск НКВД по охране тыла Западного фронта, а 6 марта 1944 года большинство из них пополнили собой ряды секретных сотрудников Разведывательного отдела штаба Западного (с 24 апреля 1944 года - 3-й Белорусский) фронта. Многие не вернулись из зафронтовой командировки в Восточную Пруссию:




Бойцы этого подразделения:




    "Посылка относительно большого числа групп из советских людей, не знающих языка, являлась фактически авантюрой. Наши спецподразделения были слишком малочисленны, чтобы защитить себя и вести разведку, и слишком велики для маскировки и укрытия в искусственно насаженных аккуратных лесах Западной Польши и Восточной Пруссии.
     Широкие просеки, разветвлённая система лесных объездчиков, совершенные средства связи с телефонами не только в квартирах, но и на дорогах, покрывающих густой сетью всю страну, давали возможность по малейшему сигналу любого немца о появлении советских парашютистов направлять моторизованные карательные отряды полицейских и эсэсовцев с собаками в любой пункт, где могли скрываться наши люди.
    В таких облавах принимали участие все немцы, способные носить оружие. Проводилась так называемая "хазенягд" - "охота на зайцев", где в качестве зайцев выступали обнаружившие себя наши разведчики.
   Из 120 опытных разведчиков и агентов, направленных нами из Бреста и Кобрина, в живых уцелело всего с десяток человек, с трудом выживших до прибытия в район их выброски советских войск".

СУРИКОВ Михаил Васильевич (1925-2004), полный кавалер ордена Славы из числа представителей органов военной контрразведки, участник боёв за Восточную Пруссию и штурма Кёнигсберга.

Орденов Славы удостоен:
- 3-й степени летом 1944 года за участие в освобождении (26 июня) областного центра Белорусской ССР города Витебска;
- 2-й степени - в августе 1944 года за подрыв в тылу противника стратегически важного моста;
- 1-й степени - в апреле 1945 года посмертно (поскольку к тому времени числился погибшим) за подвиги, совершённые в ходе осады города-крепости Кёнигсберг.
Так, в январе сорок пятого (начиная с 12 января) в течение двух недель в составе своего подразделения, переодетого в форму власовцев, находился с разведывательной миссией в расположении войск Кёнигсбергского гарнизона вермахта.



    О сложности работы представителей советской глубинной разведки в тылу Восточно-Прусской группировки войск противника свидетельствуют и такие факты:
   Гражданское немецкое население круглосуточно по месту своего постоянного жительства было задействовано властями в осуществлении визуального контроля за воздушным пространством;
Все крестьяне, даже работающие в поле, имели при себе оружие;
  По проселочным дорогам круглосуточно разъезжали радиопеленгаторы, а на самих дорогах регулярно организовывались засады; коменданты участков имели при себе именные списки проживающих в округе граждан с указанием их примет (рост, возраст, цвет волос и глаз).
   Одновременно немецкие военные имели приказ, который гласил, что (цитата даётся по тексту приказа командира 48-го танкового корпуса вермахта): "Все шатающиеся по дорогам мужчины в возрасте от 16 до 60 лет должны направляться в лагеря для военнопленных".
  А сельское гражданское население получило приказ запрещающий открывать двери незнакомым людям и одновременно требующий незамедлительно сообщать в полицию или гестапо о каждом замеченном в округе незнакомом человеке или подозрительном факте.

БРАТЧИКОВ Геннадий Иванович (1914-1944), майор, Герой Советского Союза (1945, посмертно) командир ДРГ "Овин".



ХАРИТОНЕНКО Андрей Фёдорович (1924-1944), разведчик специальной ДРГ "Мороз" (2-го формирования) Разведывательного отдела штаба 3-го Белорусского фронта, сержант. Из неофициальных источников известно, что пропал без вести в конце августа-начале сентября 1944 года при прорыве остатков ДРГ возглавляемых старшиной В.И. Довбышем, из последнего, и ставшего для них роковым, кольца вражеского окружения.



    Небезынтересен в этом отношении и письменное распоряжение небезызвестного доктора Роде из Кёнигсберга, направленное в начале лета 1944 года в адрес органов власти и гестапо восточнопрусского административного округа Гумбиннен:
   "В ближайшее время в провинциях Восточной Пруссии надо рассчитывать на приземление отдельных парашютистов. Требуется повышенная бдительность, так как они уже приземлялись в бывшей Польше.
   При появлении доносить срочно по телефону с условным выражением "парашют". По указу командующего полицией охраны порядка Кёнигсберга при появлении парашютистов поднять по тревоге полицейских, сельскую стражу, оцепить местность, оповестить бургомистра, коменданта крепости Мемель, начальников гарнизонов Тильзит, Инстербург, Лётцен, Зудауэн. Силы держать до тех пор, пока это требуется".

  Обелиск на могиле, в которой предположительно похоронена радистка ДРГ "Док" Т.И. Васильева - в окрестностях посёлка Красная Горка Черняховского района. Возведён в 1965 году. Судя по всему, официального статуса не имеет.



  В современной Калининградской области подвиг представителей советской глубинной разведки увековечен в материалах тематических экспозиций ряда музеев, а также путём возведения памятников и обелисков.
- воинский мемориал "Разведчикам спецгрупп 1-го Прибалтийского, 2-го и 3-го Белорусского фронтов".
- скорбный обелиск на месте гибели в ночь с 10 на 11 сентября 1944 года в бою с эсэсовцами Иосифа Ивановича Зварики, разведчика специальной разведывательной группы "Джек" ОООН НКГБ СССР.
- памятник капитану Павлу Андреевичу Крылатых, командиру специальной диверсионно-разведывательной группы "Джек" ОООН НКГБ СССР.
- памятник лейтенанту Николаю Андреевичу Шпакову, второму по счёту командиру специальной разведывательной группы "Джек" ОООН НКГБ СССР.
- памятный обелиск в честь специальной диверсионно-разведывательной группы разведуправления 3-го Белорусского фронта "Мороз".
- памятный знак в честь специальной диверсионно-разведывательной группы "Вол" 3-го (диверсионного) отдела разведывательного управления 3-го Белорусского фронта.

Из статьи полковника милиции Ю. Ржевцева.

Бойцы из ДРГ "Блондин", "Каштан" и "Клен".











Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments